«Маски скорби» Эрнста Неизвестного: Монумент в память жертвам утопического сознания

20 ноября 2017 года под Екатеринбургом, в мемориальном комплексе на 12 километре Московского тракта, открыли «Маски Скорби» — монумент скульптора Эрнста Неизвестного, посвященный жертвам политических репрессий. Трёхметровые «Маски», отлитые в бронзе, должны были появиться на этом месте ещё 30 лет назад и стать первым шагом в работе над большим мемориалом.
В годы сталинских репрессий, за неполные 1937-й и 1938-й, в подвалах свердловского НКВД расстреляли около 20 тысяч человек. Иногда планы по расстрелам, исходившие от НКВД, перевыполнялись и количество расстрелянных в одну ночь могло доходить до 400 человек.

Тела погибших свозили на пустырь, прилегавший к спортивному комплексу «Динамо», который принадлежал НКВД и, впоследствии, МВД. Захоронения обнаружились в конце 80-х при строительстве Новомосковского тракта.

В октябре 1996 года на 12 километре открыли мемориальный комплекс, который существует до сих пор. Первым установили крест по проекту архитектора Артура Булыгина. Новый проект мемориала с «Масками скорби» Эрнста Неизвестного выполнило бюро «Гордеев — Демидов». Архитекторы активно советовались с Артуром Булыгиным, сотрудничали с главным художником Екатеринбурга Дмитрием Фогелем и согласовывали проект непосредственно с Эрнстом Неизвестным.

Начало работы над монументом

В 1962 году на выставке к 30-летию МОССХ Никита Хрущёв назвал работы Неизвестного «дегенеративным искусством». Это стало одним из важнейших эпизодов в жизни Неизвестного, после которого его исключили из Союза художников и до своего отъезда из страны он не мог работать как скульптор. Работу над «Масками» Эрнст Неизвестный начал в иммиграции в конце 80-х. Он рассчитывал, что памятник высотой 15 метров найдёт своё место в парке XXII Партсъезда.

24 апреля 1990 года с Неизвестным был подписан договор о создании «Масок скорби» в Свердловске. Скульптор получил свой гонорар — 700 тысяч долларов США, которые он поручил передать на подготовку рабочих моделей и строительство скульптуры.

Тогда работа над архитектурой мемориального комплекса попала в бригаду Юрия Тычкина мастерской архитектора Виталия Лоскутова, специалистам которой было необходимо разработать проект и согласовать непосредственно с Неизвестным. Занимался этим конструктор В. Ааб, на данный момент он живет в Германии. Уже в начале девяностых годов Борис Демидов, как и многие тогда, следил за этим проектом.

Работа над монументом шла полным ходом, когда ей помешали политические изменения в стране. Проект приостановили из-за отсутствия финансирования.

С этого момента началась долгая, местами скандальная история. Гипсовые модели были распилены и потеряны где-то в Челябинске. Монумент решили перенести на 12 километр Московского тракта, затем чуть не установили в Челябинской области, а после в центре Екатеринбурга. В результате проект вернули на Московский тракт. Все изменения получали согласие скульптора, но казалось, что проект навсегда останется нереализованным.

Гражданский долг

В одном из первых после иммиграции интервью журналисту Радио «Свобода» в 1977 году Эрнст Неизвестный говорил о том, что продолжение работы над другим своим проектом, посвящённом концлагерям и сталинским репрессиям, близким по своей судьбе и силе «Маскам скорби», считает своим гражданским долгом. И, наверное, только поэтому, находя новых сторонников, проект медленно, но верно приближался к цели.

Европа и Азия

На «Масках» изображено лицо Азии, которая взглядом обращена в Европу, и Европы, обращённой лицом в Азию. С обратной стороны каждой маски тоже видно лицо: если смотреть на Европу, то видно, что лицо рядом — азиатское, и наоборот. Чтобы сохранить видимость сравнительно небольшого объекта архитекторы АБ «Гордеев — Демидов» решили поставить «Маски» ближе к проезжей части под небольшим углом.

В архивах Бориса Демидова сохранилась запись, на которой сам Эрнст Иосифович говорил в интервью «Первому каналу» о значении монумента, посвященного жертвам политических репрессий, раскрывая его гораздо шире:

Уже после того, как я пожил в разных городах России, Советского Союза, а сейчас и мира, я должен сказать, что мой город – особый город. И ситуация, среда в этом городе, практически неповторима. Это граница Европы и Азии. Недалеко от этого города, Свердловска, есть, как говорится, верстовой столб: я одной ногой стою в Европе, а другой – в Азии. …«В память жертв Сталинских репрессий». Правда, я не хотел это называть «жертвам сталинских репрессий», потому что и культ личности, и репрессии – это сужало тему. А я это называл – «жертвам утопического сознания».

Эрнст Неизвестный

Как вспоминает Борис Демидов, из-за отказа от первоначально запланированного размера, пришлось отказаться от многих деталей:

Разумеется, если бы удалось поставить «Маски» по первоначальному проекту Эрнста Неизвестного, высотой в 15 метров, было бы гораздо интереснее. Конечно, сейчас об этом уже никто не говорит, но предполагалось, что на обратной стороне масок, поверх углубления, будет стоять православный крест, а его освещение будет направлено внутрь. Таким образом, маска бы светилась изнутри, создавая определенный настрой. Потом Неизвестный отказался от креста и решил заменить его на решетку, за которой будет видна обратная сторона лица. Но от этой идеи тоже пришлось отказаться из-за размера. Когда они остались маленькими – об этом уже и речи не было, и не стали уточнять. Оставили так, как есть, без деталей.

Борис Демидов

Поэтому «Маски» – это только первые шаги в работе над мемориальным комплексом. Первые, но невероятно важные. Второй этап – это работа над остальной территорией мемориального комплекса. Третьим этапом, который на данный момент находится еще только на этапе обсуждения, станет «путь» от пр. Ленина, 17, где велись расстрелы, до самого мемориального комплекса на 12-ом километре.

Никита Борисович Демидов,
Борис Алексеевич Демидов,
Архитектурное бюро «Гордеев – Демидов»

9 комментариев

Добавить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *